Супраментальный роман » Обстоятельства места » 2015 » Октябрь » 29 » Вначале весна. Затем сразу осень.
Вначале весна. Затем сразу осень.
Вначале весна. Ну, если не в объективном начале, то большинство субъектов, похожих на меня, встряхивают кудрями и посматривают на женские спины именно весной. Да и женские спины становятся заметнее именно вначале. Я всегда представлял сцену, как Ева срывает запретный плод, именно в этом ракурсе. В другой диспозиции Адам наверняка продолжил бы разгадывать кроссворд. Как имя этого мохнатого чудища столь милого и когтистого… последняя буква «в»? Адам чешет в затылке, потом о Еве. Впрочем, это было уже летом. Поздним летом. Затем сразу осень. Медленно падают желтеющие листочки. Камера дрожит, листочки ускоряются. Ветер свищет, буря мглою… «Дальше поезд не идёт, просьба освободить вагоны». Эта сакраментальная фраза также слышнее осенью. На улице дождь. Выходить-то и не хочется. Хочется остаться в укрытии. Заехать в тупик. Головой в омут. И если суждено не сразу умереть, а долго мучиться, то мучиться со смыслом. То есть, сгорая и содрогаясь от неизбежного. А неизбежно у нас что? Что-что? Конь в пальто. Улица-кустурица. Дед Пихто. Ван Гог бар Самара.
 


Академик Лихачёв писал, что никакой русской идеи нет. Что подобные игрища интеллектуалов непременно приводят к национальному вырождению. Ни демократия, ни рыночная экономика при таких раскладах невозможна. Безутешному Достоевскому, открывшему в Пушкине национального поэта, грозил в будущем фашизмом или ЧК. Но в России надо очень скрупулезно и осторожно вести дознание. К «русской идеи» надо допускать не философов, с их комплексов исторических документов и плохим немецким пивом, а археологов, тонких ценителей афористичных вин, с мелкими лопатками и кисточками за ушами. Русская идея ― это не будущее России, а её артефакт. Поймите же! Причём весьма драгоценный. Как берестяная грамота. Он достался нам ещё с тех времён, когда в России концы вплетаются в начала. 

Вот со мной весна, лето, осень… Всё хотел рассчитаться с долгами, начать новую жизнь.. устроиться на работу. Просиживал до утра, чтобы понять, насколько я занят ― проект за проектом. Насколько важным делом я занимаюсь, как устаю, как «много дум, наполнен ум». А затем как-то утром взглянул в окно... а там снег идёт. И оказался совсем в другом месте и в иное время. 
 

 
утро, окно и снег настоящие
Категория: Обстоятельства места | Просмотров: 122 | автор: Сергей Каревский




Поблагодарите наш проект за то, что он есть!
Не стесняйтесь!
 
  
© 2007 - 2015 Сергей Каревский. PROзрение. Сайт управляется системой uCoz
Закрыть